исторические > Потоцкая София

В тени Виттовской улицы

София Потоцкая
На плане Херсона 1855 года нынешняя улица Горького подписана Виттовской. Фамилия Витта, мало о чём говорящая, между тем широко известна. Но скрылась она под сенью блистательного имени его супруги Софии Маврокотадос де Челиче.
Ее знают как Софью Потоцкую, а о ней самой – по замечательному Уманскому парку «Софиевке», названному в её честь. Имя Софии стало символом женской красоты и её власти над мужчинами, влюбчивости и сибаритства. Не раз в голову закрадывалась мысль: а не Софиевской ли подразумевали между собой называть улицу херсонцы, дав ей имя Виттовской? Как вообще они объясняли значение этого названия?
Скажем честно, поначалу личность Витта не поддавалась идентификации. Некоторые были даже уверены, что имелся в виду известный российский государственный деятель граф Сергей Юльевич Витте (1849-1915) – зря, что стал известен на полвека позже появления названия улицы. Но даже теперь, когда мы знаем, что Иосиф де Витт (1738-1814) в конце XVIII века был комендантом Херсонской крепости, остаётся сомнение: а всё ли нам известно о его деятельности в Херсоне и его заслугах?
История с Софией давно превратила личность Иосифа де Витта в легендарную, такую же примерно, как барона Мюнхгаузена. А он, реально существовавший, штурмовал Очаков в 1737 году и, вполне возможно, участвовал в основании Александр-Шанца.
А началась эта история с того, что польский дипломат Кароль Бонскамп Лясопольский прибыл в Стамбул устанавливать дипломатические отношения. Но там он был «сражён» красотой молодой гречанки Софии. Она происходила из известной фамилии Маврокотадос, которая, впрочем, потеряла своё состояние. Лясопольский уговорил её бросить родину и попытать счастья при польском королевском дворе. В Хотине – тогда пограничном турецком городе – он оставил «красотку», не решившись сразу представить королю, – повёз только портрет. В 25 километрах, в уже польском пограничном городе Каменце (Каменец-Подольский) молниеносно распространилась весть о «заточении» красавицы, и сын коменданта Каменецкой крепости Иосиф де Витт не удержался. Вскочив на коня, он помчался представиться ей. Прельстив её «золотыми горами», а более, вероятно, своею молодостью и армейской выправкой, Иосиф, заплатив выкуп дипломату (называют сумму в 10 тысяч), тайно обвенчался с молодой Софией. Тогда уже, наверное, она смекнула силу своей красоты, и очень скоро Каменца у своих ног ей стало мало. С мужем она отправилась в Европу, где в Париже подарила ему сына Ивана Иосифовича (1781-1840) – будущего генерала от кавалерии. С ней заигрывал сам король Людовик XVIII.
После смерти отца Иосиф де Витт стал комендантом Каменца, но сил удержать Софию у него уже не было. София отправилась на поиски приключений и в Крыму встретилась с путешествующей Екатериной II и начала обольщать Потёмкина. Во время русско-турецкой войны Иосиф перешёл на русскую сторону, и Потёмкин назначил его, в звании генерала ди-визии, комендантом Херсонской крепости. Таким образом, наверное, Витт стремился сохранить семью.
В Херсоне София перекрестила сына из католика в православного и продолжила «игру» с Потёмкиным, делая большие успехи. Она часто приезжала к нему в Яссы и в то же время уже «взяла на прицел» Потоцкого. Осенью 1791 года Станислав Щенсны Потоцкий (1753-1809) – будущий маршал Тарговицкой конфедерации – приехал в Яссы на встречу с Потёмкиным для решения польских дел. В живых князя он уже не застал, но угодил в сети Софии Витт. Лишившись, а вернее сказать, освободившись от могущественного покровителя, все свои чары она обратила на новую жертву. София уговорила Станислава отправиться в Херсон, где навсегда овладела его сердцем.
Для Потоцкого она стала второй настоящею любовью, не считая Жозефины – тогдашней супруги. Потоцкий жил со своей женой в Тульчине. В 1792 году по его просьбе художник-миниатюрист Теодор Вивье съездил в Херсон за Софией Витт и спрятал её в недоступной части дворца. София с Потоцким жили, скрываясь, в разлуках и свиданиях, встречаясь в разных городах Европы, и только с воцарением Павла I добились расторжения своих законных браков и поженились.
Как-то, объезжая в 1795 году окрестности Умани, Потоцкий высмотрел место, удобное для устройства парка. Основанный здесь по проекту Людвига Метцеля ландшафтный парк он назвал в честь своей любимой «Софиевкой». До настоящего времени он считается одним из лучших в Украине.
Наш же Иосиф де Витт тяжело перенёс потерю горячо любимой супруги, постоянно требуя у Потоцкого её возвращения или иного разрешения этого конфликта. Потоцкому пришлось дать выкуп за Софию в размере 10 тысяч корцев пшеницы да село Демшин возле Каменца.
В 1792-1794 годах в Херсоне находился Суворов. В это время в чине генерал-поручика Витт оставался в должности коменданта Херсонской крепости. Видимо, тогда он проявил всю свою деятельную энергию, послужившую основанием для увековечивания его имени в названии улицы.
Виттовская улица протянулась на полтора километра вдоль Днепра, в направлении от Соляной пристани к Херсонской крепости. К началу XX века она стала одной из красивейших и значимых. Из замечательных памятников здесь мы встретим старую почтово-телеграфную контору, в которой до постройки нового здания у площади Свободы находился Главпочтамт. В 30-х годах XIX века здесь разместилась почта, а в конце 1902 года в здании была устроена первая в Украине гражданская радиотелеграфная станция, связавшая Херсон с Голой Пристанью. Ближе к улице Коммунаров мы встретим синагогу Хабад, 1895 года постройки. На этом же месте была и более старая синагога, известная с средины XIX века.
Самый богатый дом в дореволюционном Херсоне, принадлежавший бессарабскому купцу Михаилу Скарлато, находящийся на углу Горького и Коммунаров, имеет некоторое отношение к названию улицы. Мы ведь не сказали, что мать Софии де Витт – Локсандра Скарлатос – той же фамилии. Её дед грек Скарлатос в XVII веке в Стамбуле поставлял быков и баранов ко двору султана Амурата IV и в казармы янычар.
Далее мы встречаем руины «Коминтерна» – одного из первых кинотеатров Херсона. В 1915 году он назывался биоскопом «Ампир». В 1932 году херсонцы посмотрели здесь первые звуковые художественные фильмы.
Следующая руина – замечательный образец стиля модерн в архитектуре – Малый театр (Филармония), принадлежавший еврейскому обществу. Арку главного фасада в былые времена украшал огромный витраж. А надо сказать, витражи в стиле модерн – одно из ярчайших достижений этой художественной эпохи. Белый двухэтажный дом напротив напоминает небольшой дворец, а здание дальше (к востоку) – голландскую архитектуру.
По Виттовской находился ещё один биоскоп – Зайлера. Кинотеатры тогда называли «театрами живых фотографий», как и было написано на здании, располагавшемся на месте Областного хозяйственного суда. Настоящее двухэтажное здание 10-х годов XX века привлекает внимание своей яркой и необычной архитектурой, приятно оттеняя театр, находящийся через дорогу.
Тыльным фасадом выходил на Виттовскую и старый Городской театр (1889-1944). Обилие театров на улице послужило поводом к появлению в 1927 году совершенно естественного её названия «Театральная» (что совершенно не характерно для самого принципа распределения новых названий в эти годы). Но менее чем через 10 лет улица была уже переименована в Горького (что более естественно, ведь связь Максима Горького с улицей не прослеживается).
За Потёмкинским сквером мы встретим двухэтажное здание Отдела природы краеведческого музея. Замечательно, что за долгие годы здание не изменило своей функции. Именно в нём в 1906 году известным польским исследователем Иосифом Пачоским был открыт Губернский земский энтомологический музей (Музей Природы). Через дорогу по диагонали – следующая руина, на этот раз – только остатки фундамента. Здесь стоял ещё один замечательный дом в стиле модерн 1905 года, принадлежавший Рябковым. А вот в доме, который чудом уцелел на углу проспекта Ушакова, в 1891 году родился известный русский писатель Борис Сергеев (в народе – Лавренёв).
Улица богата памятниками и историческими событиями, известными людьми, с ней связанными, и обо всех просто невозможно рассказать в небольшой статье. Но, несмотря на большое значение, улица не очень то заметна в Херсоне. В XIX веке хотели было её назвать Екатерининской, да как-то не решились, в 1919 году приняли решение назвать именем Ленина, и это не пошло. Может, стоит её расширить, восстановить несчастные здания, вымостить плиткой тротуары, понаставить скамеек и фонарей, обновить озеленение... Нет, Херсон тогда перестанет быть Херсоном. Как Витт в истории, так и сама улица в городе продолжают оставаться в тени.
 
Сергей Дяченко
2004