исторические > Леонтович Николай

Неизвестный Леонтович


Он жил на изломе столетий, был одарен многими талантами и огромной энергией. Как городской голова Николаева он очень много сделал для своего города. А еще — открыл в своем собственном доме городской аквариум. Потом его постарались забыть. Потому что наступил 1917 год... а потом и 1937-й...
Сегодня о Николае Павловиче Леонтовиче мы знаем очень мало. Большинство документов, писем, фотографий были в страхе уничтожены близкими. Сегодняшние историки и краеведы часто ошибаются в дате его рождения. Нет точных данных о сроках его службы в должности городского головы. Неизвестны место и дата смерти. То, что мы о нем теперь знаем наверняка — это совсем немного.

20 декабря 1876 года в Елизаветграде, в дворянской семье мирового судьи Павла Парменовича Леонтовича и его жены Марии Николаевны, преподавательницы музыки, родился сын. Окрестили его Николаем. От матери он унаследовал талант музыканта, но в выборе профессии несомненно влияние отца — Николай становится юристом, получает образование в Императорском Высшем юридическом училище Санкт-Петербурга. Почему-то молодой человек, который ведет насыщенную, веселую светскую жизнь, уезжает далеко и от столицы и от дома — в Одессу. Там он получает естественнонаучное образование и вскоре забирается еще глубже в провинцию — в Николаев.
Весьма амбициозный и состоятельный молодой человек 24 лет покупает хороший дом с большим земельным участком на Адмиральской — самой престижной николаевской улице того времени — и с головой окунается в омут общественной жизни города. А через три года становится гласным городской Думы (по-нашему — депутатом горсовета). Должность была выборная, значит молодой «варяг» сумел за очень короткое время стать в Николаеве весьма заметной персоной.
Блестяще образованный холостяк Леонтович становится украшением светского общества тогдашнего Николаева. Без него не обходятся балы и званные вечера дворянского собрания, где он охотно аккомпанирует и сам исполняет прекрасные романсы собственного сочинения. Кстати, ноты одного такого романса чудом не были уничтожены, затерялись в семейных архивах и недавно оказались в музее Николаевского зоопарка.
Карьера Николая Павловича развивается стремительно. В 1906 году он стал заступающим место городского головы (первым замом). Когда в 1908 году тогдашний городской голова Иван Акимович Баптизманский, подал в отставку «в связи с трениями, возникшими между городским управлением и администрацией города», исполняющим обязанности городского головы автоматически стал Николай Леонтович. За год с небольшим он зарекомендовал себя как мудрый политик и деятельный хозяйственник. 8 апреля 1909 года городская Дума большинством голосов избрала Леонтовича городским головой на 4 года. Потом — на следующий срок. Николай Павлович оставался городским головой вплоть до рокового 1917 года. Удивительное постоянство, если учесть, что подобное редкое доверие гласных заслужил совсем еще молодой человек, да еще и «не из местных».
За эти почти 10 лет в Николаеве открылись два музея, первый кинотеатр, первая психиатрическая больница, первая набережная. Руководством городского головы была завершена прокладка водопровода и канализации, сделана «ливневка», городская электростанция расширилась с 127 Вольт на 220, были вымощены улицы центра Николаева. На личные средства Леонтовича была сооружена колокольня Касперовской церкви. И это далеко не все. Николаевцы и по сей день пользуются плодами труда Николая Леонтовича. Но все же одним из основных его достижений стало создание в городе аквариума и зоопарка.
Увлечение экзотическими рыбами и животными быстро переросло масштабы домашнего хобби, и 26 апреля 1901 года молодой юрист открыл двери своего дома для всех желающих. Его коллекция даже по тем временам была солидной и отличалась серьезным научным подходом к своему формированию. Авторитетные европейские журналы публиковали научные статьи Леонтовича и с восторгом рассказывали об аквариуме в далеком провинциальном Николаеве.
Почему Николай Павлович остался в городе в 1917-ом? Ведь не догадываться, какие перспективы ожидают его семью в стране победившего Октября, он не мог. Видимо, зоопарк — главное дело всей его жизни — не отпустил от себя Леонтовича. А может, наивная надежда, что как раз семья-то и останется в безопасности ведь в нее к тому времени вросли цепкие рабоче-крестьянские корни...
В первый раз Леонтович был арестован в 1918 году. Конкретного обвинения даже не предъявляли. Дворянин, бывший городской голова, надворный советник разве этого недостаточно? Всего через полгода его выпустили и особо нетрогали целых 19 лет! Говорят, что на защиту первого директора Николаевского зоопарка встал лично нарком Луначарский. А еще рассказывают удивительную историю, будто бы тогда из зоопарка сбежал огромный крокодил и пошел гулять по Соборной улице. Хотели было чудище пристрелить, но узнал об этом Леонтович, пообещал вернуть его вклетку без жертв и кровопролития. Прямо из тюрьмы привезли директора к крокодилу. И они вдвоем пошли в зоопарк, квартал за кварталом: впереди —Леонтович, за ним — крокодил...
Из кутузки Николай Павлович вернулся в родной зоопарк. Много работал, увеличивал коллекцию животных, благоустраивал территорию зоосада. Они с семьей продолжали жить в том же доме, хотя и в несколько уплотненных условиях. Родственники жены составляли основной штат работников зоосада. Старший, Александр, рано увлекся фотографией. Благодаря ему в семейных альбомах сохранились милые любительские снимки зоо-садовских будней. Плюс еще несколько семейных портретов и немногочисленные личные вещи — вот, пожалуй, и все, что уцелело. Остальное родственники спешно уничтожали в два захода — в 1935-ом, когда неожиданно арестовали Александра, и в 1937-ом, когда снова забрали Николая Павловича.
Тучи над семьей начали сгущаться с начала 1934-го. В марте Николая Павловича понизили из директоров в научные сотрудники, а потом и вовсе уволили, предложив в 24 часа освободить занимаемую жилплощадь. Приказ подписал новый директор зоосада — настоящий, партийный товарищ Распопов. Прежде он служил заведующим Паевым отделением Рабкоопа по выдаче продуктовых и хлебных карточек. Бдительный руководитель рьяно взялся за вверенный ему объект и первым делом произвел на нем зачистки от сомнительных личностей типа бывшего городского головы. Леонтович устроился работать кассиром на строившейся тогда ТЭЦ, семья поспешно переехала в маленький домик на той же Адмиральской, напротив кирхи. По злой иронии судьбы, почти через 60 лет, в тесной квартирке пятиэтажки, которая будет стоять на месте того самого домика, окончит свою жизнь старший сын Леонтовича Александр.
А тогда в 37-м абсурдное обвинение было предъявлено «бывшему голове». Были свалены в кучу все мыслимые грехи перед Советской властью: и антисоветская пропаганда, и контрреволюционный офицерский заговор, и прочая, и прочая.
Как узнать недавнего жизнелюба, пышущего здоровьем и энергией, на фотографии в «деле»? 60-летний Николай Павлович стал глубоким стариком. Его лишили зоопарка — смысла всей жизни, дома, работы, сына... Последний удар должен был добить поверженного старика. После ареста от него, по тогдашней традиции, отреклись родные и близкие.
Леонтович получил 10 лет тюрьмы. Но, как это ни странно, продолжал бороться до последнего. Наивно, бесполезно — как только мог. Писал жалобы, в которых требовал, просил: «Я дряхлый больной старик (мне 73 года) и не признаю совершенно за собой вины. Прошу рассмотреть решение тройки, столь суровое, а меня, старика освободить».
Эта жалоба была написана в 1939 году, когда Леонтовичу было 63 (!) года. Похоже, что, великий дипломат от природы, он сумел обаять даже тюремного доктора, и тот не просто приписал ему лишние 10 лет, а и настаивал в своих медицинских «резюме»: «Леонтович не может содержаться под стражей ввиду его старческой дряхлости и немощи». Как ни странно, эта тактика через время, возможно, дала-таки свой результат, но об этом — чуть позже.
Родственники ничего не знали о Николае Павловиче с 1937-го чуть ли не до наших дней. Подробности его смерти, как, впрочем, и жизни, восстанавливались по крупицам.
Огромное количество писем и напоминаний рассылалось в различные архивы — Москвы, Тамбова, Харькова... Ответы, если и приходили — чаще всего были неудовлетворительными. Управление ФСБ по Тамбовской области официально уведомило, что никакими данными о Н.П.Леонтовиче не располагает. И с чего только взяли, что Николай Павлович долгое время содержался в тюрьме Тамбова и там же был похоронен? Николаевский областной загс был куда более конкретен. В свидетельстве о смерти Леонтовича, выданном его сыну Александру, значится, что Николай Павлович умер 28 января 1940 года от кардиосклероза сердца. Откуда эти дата и диагноз? Ведь и в 1940-м, и даже год спустя Леонтович-старший... был жив. Перед самой войной к его жене Евдокии приехал политический заключенный Дроздов, с весточкой: Николай Павлович на свободе и находится в маленькой деревеньке под Харьковом. Он очень болен, у него цинга. Евдокия ехать забирать мужа категорически не захотела. Вскоре началась война, и в неразберихе следы Леонтовича затерялись навсегда...
Неизвестный Леонтович — это ли не ярчайшая историческая несправедливость? Но она может быть восстановлена. Есть еще в Николаеве люди, которые лично знали Николая Павловича и помнят его до сих пор. Анфиса Венедиктовна Пивоварова приходилась племянницей двум последним женам Леонтовича, жила у него в доме, работала в зоопарке. Валентина Александровна Попова-Леонтович была слишком маленькой девочкой, чтобы запомнить последние дни деда в его собственном доме. Но именно она, прямой потомок Николая Павловича, остается единственным хранителем семейных воспоминаний, легенд, немногочисленных вещей. Дочь Валентины Александровны и двое ее внуков — последние из рода Леонтовичей. Известнейший николаевский скульптор Юрий Макушин работает над гранитной стелой — памятником Леонтовичу, который будет установлен на площади у входа в зоопарк. Обсуждается и вопрос о переименовании улицы Чкалова, которая оканчивается у ворот зоопарка, в улицу Николая Леонтовича. Это справедливо, но и этого, наверное, мало.

Ирина Нежигай
Владимир Топчий