исторические > Назимова Алла

Звезда американского кино начинала в херсонском театре

 

Назимова Алла
 
 
 
 
 
  
В жизни Аллы Назимовой всё как будто нарочно сочинено для романа: великая русская трагическая актриса стала звездой американского театра и кино; она и сама шла навстречу трагическим испытаниям – творческим, жизненным, человеческим. Но самое интересное для нас, херсонцев, то, что свой творческий путь она начинала в херсонском театре.


Сегодня трудно представить себе Херсон начала прошлого века: город, который «дремал в провинциальных сумерках», коротая «серенькие будни». Подлинной летописью этого периода его жизни стала выходившая с 1898 года в Херсоне «научно-литературная, политическая, сельскохозяйственная и коммерческая газета» «Югъ», чьи материалы позволяют сегодня восстановить все события день за днём.
Удивляет феномен театрального Херсона. Почему этот город был на особом счету среди театралов, почему сюда постоянно тянулись как начинающие, так и артисты с мировым именем? В то время Херсон по официальному статусу – губернский центр, а в сущности – захолустный городок, который даже «сторонился» железной дороги. Хотя вернее было бы сказать, «сеть Имперских железных дорог» сторонилась его. Местный фельетонист горько шутил, что его родной город «имел такое же право именоваться железнодорожной станцией, с каким человек, владеющий землёй только в цветочном горшке, вправе именовать себя землевладельцем».
В 1889 году в Херсоне было выстроено великолепное здание городского театра. С той поры кто только не побывал на его сцене! И хотя любителей театра в Херсоне было не так уж много, артистов это не пугало. Город им нравился, здание театра превосходное, большое и со всеми удобствами, а количества зрителей-театралов, которые считали необходимым видеть интересные театральные события, всегда хватало, чтобы полностью заполнить зал великолепного театра. Прославленные зарубежные и отечественные труппы, оперные и драматические коллективы со всех уголков Российской империи стремились на херсонскую сцену: оперные дивы Виржиния Коломбатти и Альма Фострём, итальянский трагик Густаво Сальвини, артистки Императорских театров Вера Комиссаржевская и Мария Савина, знаменитые «русские соловьи» Леонид Собинов и Николай Фигнер и многие другие...
В сезоне 1901-1902 годов в Херсонском городском театре осела русская драматическая труппа под руководством Зинаиды Малиновской, бывшей актрисы императорских театров, известной в России антрепренёрши, гастролирующей до этого в Ярославле, Пензе и других городах России. Сезон открылся 1 октября 1901 года спектаклем «Последняя воля», комедия Владимира Немировича-Данченко. В роли Юлии выступила молодая, тогда ещё никому не известная актриса Алла Назимова.
Сейчас можно удивляться и восторгаться не мастерством актрис, поскольку судить о них практически невозможно, а замысловатыми и звучными фамилиями их обладательниц: Кочубей-Дзбановская, Рассудова-Кулябко, Бурд-Восходова... Можно представить примадонн с такими громоздкими, как чемоданы, фамилиями, не умещающимися в свои концертные платья. Что от них осталось, кроме нескольких строчек в энциклопедиях да облака пыли, которое поднималось за пролётками, увозя­щими их в другие города, а практически в небытие? Молодым неопытным актрисам перепрыгнуть через этих див было невозможно. Но Алле Назимовой, к счастью, это удалось! Красивая внешность, умение держаться на сцене, грациозные манеры и позировка произвели на херсонцев огромное впечатление. Несмотря на заметное волнение, свою первую роль в Херсоне Алла Назимова провела вполне удачно и за короткое время стала любимицей херсонской публики.
Аделаида Яковлевна Левентон (таково настоящее имя актрисы) родилась 22 мая 1879 года в Ялте в семье зажиточного еврейского аптекаря. Шестилетнюю Аделаиду посылают в частную католическую школу в Швейцарию. Способная ученица быстро осваивает несколько европейских языков и, вернувшись на родину, поступает в Одесскую консерваторию, где изучает игру на скрипке под руководством великого Римского-Корсакова. Мечтает стать актрисой и через некоторое время поступает в Мос­ков­ское филармоническое училище в класс Не­ми­ровича-Данченко. Через три года за роль в выпускном спектакле «Маленький Эльф» Ибсена юная актриса получает зо­ло­тую медаль. После этого спектакля она перестала быть Аделаидой Яковлевной Левентон и приняла новое имя – Алла Александровна Назимова.
Приглашение в Московский Ху­до­жест­венный театр не увенчалось успехом – ролей для неё не оказалось. На­зи­мова отправляется на гастроли в Бобруйск, а затем в Могилёв и Минск. Играла всё подряд. Встреча с выдающимся русским актёром Павлом Орленевым резко изменила её жизнь. На­зи­мова полюбила его со всей страстью и властностью. Она оставляет своего мужа Сергея Головина (помощника министра финансов в кабинете Витте) и становится гражданской женой Павла Орленева. Для неё начинается кочевая жизнь. Ежедневная многочасовая работа в театре – разучивание ролей и репетиции днем, спектакли вечером... И бесконечные переезды, гастроли в провинции... Орленев делает из неё звезду, помогая ей получить ведущие роли в лучших провинциальных театральных труппах России.
Именно он рекомендовал её Малиновской, которая рискнула взять в свою труппу молодую неопытную актрису – и не ошиблась. Оказавшись в Херсоне, Назимова заняла ведущее место в её труппе и играла сильных, независимых, ярких женщин: Раутенделейн («Потонувший колокол» Гауптмана), Роксану («Сирано де Бержерак» Ростана), Марикку («Огни Ивановой ночи» Зудермана), Машу («Три сестры» Чехова), Нину («Маскарад» Лермонтова), Катарину («Укрощение строптивой» Шекспира), Пэтру («Доктор Штокман» Ибсена). В этих и многих других ролях видели херсонцы Аллу Назимову и по достоинству оценили необычную, психологически достоверную и жизненную простоту её игры.
«Театрал» и другие корреспонденты «Юга» отмечали её терпкое очарование, совершенство пластики, громадный темперамент. «Г-жа Назимова с первого момента завладела вниманием публики. Впечатление от её игры живое, цельное», – писал корреспондент «Юга», скрывшийся под крептонимом Тотъ. Другой корреспондент А.Н-нъ отмечал, что «Маша в спектакле «Три сестры» удалась г-же Назимовой блестяще и впечатление от её игры очень большое». «Бледное лицо, черные волосы, выразительный рот, глубокие глаза...» – такой видели её восторженные херсонские зрители.
А она почти каждый вечер выходила на сцену в новом спектакле: 1 октября – «Последняя воля», 2 октября – «Свадьба Кречинского», 3 октября – «Маскарад», 5 октября – «Отравленная совесть», 7 октября – «Укрощение строптивой», 9 октября – «Три сестры» и, наконец, 12 октября Назимова выступила в своей коронной роли Зазы в одноименной пьесе Бертрана и Симона. «Заза – г-жа Назимова грациозна и женственна... Её игра – зрелище незабываемое», – писал А.Н-нъ в газете «Югъ» 14 октября 1901 года.
16 ноября 1901 года состоялся первый бенефис Аллы Назимовой на херсонской сцене. Роль Мирандолины в спектакле «Трактирщица» (пьеса Гольдони) артистка провела блестяще, о чём свидетельствует отзыв в газете «Югъ» того же А.Н-нъ. В тот же вечер шёл водевиль «Невпопад», в котором «по приглашению Назимовой выступил известный артист театра петербургского литературно-художественного общества П.Н.Орленев». В последующие вечера в нескольких спектаклях Орленев и Назимова играли вместе: «Гибель Содома», «Горе зло­счастное», «Дети Ва­ню­ши­на» и другие.
В следующий приезд в Херсон в январе 1902 года Орленев играл с Назимовой и труппой Малиновской свои лучшие спектакли. Они были неразлучны на сцене. В «Братьях Карамазовых» Орленев играл Дмитрия, а Назимова Грушеньку, в «Ревизоре» он – Хлестаков, она – Анна Антоновна, в «Микаэле Крамере» он – Арнольд, она – Лиза. 13 января Орленев и Назимова в последний раз выступили в спектакле «Царь Фёдор Иоаннович», восторженную рецензию на который опубликовал в «Юге» Театрал. Этим выступлением Орленев и Назимова завершали свои гастроли в Херсоне. Газета «Югъ» 18 января 1902 года писала: «Вместе с Орленевым покидает Херсон и симпатичная артистка г-жа Назимова, вынесшая на своих плечах немало пьес этого сезона. Оба артиста, по слухам, отправляются в артистическое турне по России – Кавказу, Волге, Сибири, а затем за границу».
Она уезжала с Орленевым, она была ему опорой, спутницей, подругой, музой. Алла же почитала в нём художника, учителя и не скрывала, что всем ему обязана в формировании собственной личности.
В 1903 году Алла Назимова один сезон играла в Вильно (антреприза П.П.Струйского), а с 1904 – снова в труппе Орленева. Ещё раз они вдвоём появились в Херсоне 14 мая 1904 года. Тогда на сцене херсонского городского театра они сыграли только один спектакль «Привидения» Ибсена. В роли Освальда – Орленев, Назимова – Регина. К сожалению, рецензия на этот спектакль не сохранилась.
Ровно через год они впервые отправились в зарубежное турне. После Берлина и Лондона Орленев и Назимова 23 марта 1905 года дали первый спектакль «Евреи» Чирикова в нью-йоркском Нижнем Ист-Сайде, в театре «Геральд Сквер». Они были первыми русскими гастролёрами в Америке, а их первыми зрителями были жители из кварталов нью-йоркской еврейской бедноты. Они играли запрещённого в России «Павла» Мережковского, «Лорензаччо» Мюссе. Окрылённые ус­пехом, все свои заработанные деньги потратили на ремонт театра на Третей улице Ист-Сайда, дав ему пышное имя «Русский лицеум». Вдохновенная игра блестящей пары покорила Америку. В течение целого сезона 1905-06 годов они играли в разных городах Америки Гоголя и Достоевского, Чехова и Ибсена, Стриндберга и Гауптмана. Восторженные американские критики всё чаще сравнивали хрупкую экзотичную Назимову с Элеонорой Дузе, а нью-йоркские импресарио сулили ей золотые горы, если она перейдёт на американскую сцену. Английский язык она знала уже сносно, у неё были хорошие лингвистические способности. И всё-таки она колебалась. Она знала, чем обязана Орленеву: он вытащил её из безвестности, он научил её работать. И самое главное: он разжёг и поддержал её веру в самоё себя. Знала и то, как много значили её близость и сотрудничество для Орленева. И всё это перечеркнуть? Ради денег? Нет! Она не была меркантильной. Ради славы? Это другое дело: тщеславие было в её характере! И она не захотела упустить шанс.
Правда, она сделала попытку убедить Орленева тоже остаться в Америке. Она умоляла его заниматься английским вместе с ней, чтобы играть в Нью-Йорке. Но он отказался и домой в Россию вернулся один, навсегда потеряв её для себя. Их неожиданное и трагическое для Орленева расставание оставило незаживающий след в его памяти. Спустя шесть лет, когда во второй раз он приехал на гастроли в Америку, она пришла, никого не предупредив, на его спектакль в театр «Гарибальди» в середине второго акта «Привидений». Он сразу её заметил, растерялся, но профессиональная привычка взяла верх, и он, выдержав паузу, продолжил сцену как ни в чём не бывало. В антракте она ушла...
Театральный продюсер и владелец театров Шуберт, видевший русские спектакли Назимовой упросил её выступить в его театре в любой роли – разумеется, на английском. 13 ноября 1906 года в театре «Принцесс» состоялся дебют англоязычной актрисы Аллы Назимовой в одной из лучших её ролей – Гедды Габлер. Театральный Нью-Йорк был покорён, газеты писали, что эта «хрупкая русская превзошла всех нынешних любимцев публики». Большинство своих пьес она играет в Театре на 39-й авеню, который все называют не иначе, как «Театр Аллы Назимовой».
Вскоре состоялся дебют Аллы Назимовой в кино. Режиссёр Герберт Бренон предложил ей исполнить главную роль в фильме «Невесты войны». В нем вместе с Аллой снимался знаменитый американский актёр Чарльз Брайант, ставший её любовником (пожениться они не могли, поскольку развода Орленев давать не хотел). Чарльз был её партнёром во многих фильмах. И хотя она его очень любила, он не был единственным увлечением Назимовой в Америке. В её любовный список входили богач Вандербильд, актёр Тайней, писатель Джером К. Джером, оператор Иване. И всякий раз – бурные романы, страсти, разлуки... После успеха «Невест войны» контракты с Голливудом посыпались как из рога изобилия. Она снимается в американских фильмах «Чудесное явление», «Око за око», «Из тумана». В фильме «Красный фонарь» Алла исполнила роль полукитаянки Май Ли. Раскосая героиня Назимовой Май Ли затмила всех американских кинозвёзд. Ей не было равных. В списке любимых актрис её имя стояло рядом с именами Мэри Пикфорд, Нормы Толмедж, Пирл Уайт, Маргерит Кларк. Назимова по контракту получает 50 долларов в час - сумма по тем временам огромная. После фильма «Отродье», где у трагической актрисы Аллы Назимовой обнаружился превосходный комедийный талант, она снимается в «Даме с камелиями» в роли Маргариты Готье. В роли Армана Дю­ва­ля снимался тогда ещё неизвестный статист Рудольфо Валентино. Алла пережила с ним роман, хотя была старше Рудольфо на шестнадцать лет. Их связь была недолгой. Валентино женился на Наташе Рамбовой, дочери нью-йоркского миллионера.
Мечтая о независимости в настоящем искусстве, Назимова расторгает все контракты и организовывает своё собственное кинопроизводство, вкладывая почти все свои сбережения. Первые снятые ею фильмы «Кукольный дом» и «Саломея» особой славы Назимовой не принесли. На производство только «Саломеи» ушло 350000 долларов. Но прокатчики не торопились связываться с непривычной, чересчур «художественной» картиной. Прокат не окупил и половины вложенных в неё средств. Попытка сделать подлинно художественный фильм в Америке оказалась крахом.
После «Саломеи» Алла не порывает с Голливудом. Участие в фильмах «Уличная мадонна», «Искупленный грех», «Мой сын» приносит ей новый успех у зрителей. В своём красивейшем доме в Голливуде Назимова устроила нечто вроде европейского салона, где можно было встретить всех знаменитостей мира искусства. Шаляпин, гастролировавший в Америке, заезжал после концертов в «Сад Аллы Назимовой» съесть пару бифштексов и выпить русской водки. Великая Анна Павлова бывала у неё в гостях с балетмейстером Фокиным и актрисой Мэри Пикфорд. Но в середине 1920 - х «Сад» пришлось продать в счёт неуплаченных долгов и налогов.
К этому времени голливудская карьера Назимовой клонилась к закату. Она снова возвращается к театру. 15 октября 1928 года в Нью-Йорке на сцене «Городского репертуарного театра» Евы Ле Гальенн состоялась премьера «Вишнёвого сада». В роли Раневской – Назимова. С этим спектаклем она гастролирует в Лондоне и Париже. Критики в восторге, а театралы вновь избирают Божественную Аллу своей королевой. 12 декабря 1935 года Назимова сыграла свою лучшую роль – фрау Альтинг в «Привидениях» Ибсена. Рецензент «Ивнинг джорнэл» восторженно писал: «Это не игра, это массовый гипноз».
В начале 1940-х Алла Назимова вновь приходит в кинематограф, теперь уже звуковой. И хотя теперь её роли далеко не главные, она по-прежнему остаётся звездой, превращая каждую роль в маленький шедевр. В своём последнем фильме «Наше время» в 1944 году Алла Назимова снялась с Михаилом Чеховым, великим русским артистом-эмигрантом.
Алла Назимова умерла 30 июня 1945 года в Лос-Анджелесе в госпитале «Гуд Самеритен» от коронарного тромбоза. Ей было шестьдесят шесть лет. Так закончился жизненный путь знаменитой Аллы Назимовой, русской трагической актрисы, творческая карьера которой начиналась на сцене херсонского театра. Она навсегда осталась легендой Великого Немого...

Вячеслав Гребенюк