исторические > Леди Кравен

Леди Кравен – херсонская Мата Хари


Тайная дипломатия и разведка, как утверждают историки, существуют вт цивилизованном мире вот уже шестое столетие. Не был исключением и XVIII век.
К укреплению России на Черном море и, как следствие, в Средиземноморье европейские державы стали относиться не просто ревниво, а враждебно. И Англия, и Франция старались укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, обеспечить себе подступы к Индии. Первая — через Нил, Кипр — к Суэцу и далее, а вторая — получив от Турции Египет. В своих имперских устремлениях оба правительства, вопреки протестам и доводам оппозиции и коммерсантов, готовились к разрыву с Россией, торговля с которой помогла Англии совершить за двадцать лет промышленный скачок, а Франции — в развитии ее мануфактур и флота.
Военные штабы этих стран негласно посылают своих офицеров в Турцию приступить к разработке плана военных действий против России, укреплению крепостей на фоне предстоящей войны и модернизации флота.
Заодно летом 1786 года адмиралтейство Англии направляет своего тайного агента — 36-летнюю леди Кравен, урожденную графиню Беркли, с заданием побывать в русских военно-морских портах Черного моря. И желательно — в крепостях, прикрывающих порты и гавани... «Путешествие» леди оплачивалось из экстраординарных сумм адмиралтейства.
Необходимые данные английскому генеральному штабу были нужны срочно, следовательно, без визита к Екатерине II леди Кравен было не обойтись. Ее доставляют в Петербург специальным «купеческим» кораблем, укомплектованным военными моряками в гражданской одежде.
В столице она была встречена с необыкновенным почетом и милостиво принята Екатериной II. И это — при давно известной подозрительности императрицы и неприязни к английским политикам: «За добрых людей их никто в мире не почитает...» А то, что леди Кравен — не просто путешествующая аристократка, Екатерина II догадывалась и решила использовать даже такую тонкую нить «на авось» (на что и уповали в Лондоне, посылая именно леди) для продолжения деловых связей, а значит, и возможности отодвинуть на год или два войну с Турцией, сателлитом Англии.
Екатерина II гостеприимно предложила леди побыть месяц или сколько та захочет в Петербурге — красивейшей столице на Балтике. И тут же ее насторожила категоричная просьба, скорее отказ, хотя и в довольно вежливой форме: «Ваше Величество, на меня настолько угнетающе действуют Лондонские туманы (а в Петербурге их не меньше), что я вынуждена просто торопиться к благостному югу и морю, где я смогла бы полюбоваться побережьем, городами и скалами Тавриды...»
Императрица не стала задерживать гостью, мало похожую на пациентку дворцового лекаря, и дала распоряжение на беспрепятственное следование «английской подданной госпожи Кравен» в Новоросси. и Тавриду с последующим предоставлением подобающего ее званию корабля для отбытия во владения Турции.
Одновременно она сообщила князю Потемкину «позаботиться об учреждении надзора за упомянутой леди, особливо ее почтовыми отправлениями, кои изымать на короткое время, и, сделав список, немедля отправлять далее, с предоставлением мне того списка...» Первое же письмо леди, отправленное из Херсона в... Константинополь, подтвердило ее истинные интересы, а вернее задачи: «Мне должно, да я и сама хочу осмотреть верфи этого города и укрепления, которые будут делать по новому плану... На верфях стоят прекрасные фрегаты... Я недостаточно сведуща в военном деле, чтобы точно сказать, из-за какой неисправности и недостатка считают нужным перестраивать здешние укрепления. Но, судя по дарованиям полковника Корсакова, я уверена, что они будут построены искуснейшим образом и расположены очень хорошо... Говоря правду, у меня теперь в голове одни только географические карты да разные топографические планы... Господин Мордвинов сказал мне, что фрегат, на котором я поеду в Константинополь, готов...»
Ее «топографические» познания и отсутствие элементарных инженерных знаний еще яснее были отражены в последующих двух письмах. Подобного рода переписка и ее жгучий интерес к верфи и крепостным валам дали Потемкину понять, что леди действительно шпион, но — дилетант. Он приказал севастопольскому руководству «волюее любопытству не давать и отправить как только возможно быстрее».
Факт, подтверждающий ее принадлежность к отряду шпионов — отправка писем в Константинополь (где их получал посол Англии), а не прямому адресату — «другу», а впоследствии мужу, маркграфу Аншпах-Байретскому Александру в Баварию, к которому их, досконально изучив в посольстве, отсылали. Письма леди составили целую книгу, изданную в Лондоне в 1789 году.
С подачи ли леди Кравен, из других ли источников, но англичане, учитывая состояние черноморских портов и крепостей, составили план военных действий для турок.
Турки, приняв во внимание «диспозицию» англичан, французов и пруссаков, решают овладеть Кинбурном, выудить там десант, броситься на Херсон, сжечь верфи и, перебросив войска, захватить Крым. Но, благодаря военному гению Александра Суворова, не только начало, а и весь ход зойны пошел не по плану европейских стратегов, вдохновлявших турок скорой победой и возвращением Крыма.
Турки, потерпев сокрушительное поражение в отправной точке — Кинбурне, отказались следовать к Херсону и Крыму, где мог в дело вступить флот Ушакова.
А какое приданное получила леди Кравен к своей :вадьбе с маркграфом Аншпах-Байретским за «дерзкую» разведработу в России, никто и не поинтересовался: стыдно за леди!

Александр Амбросимов