современники > Марус Владимир

Нужно только захотеть


Херсонский журналист, специалист по пиару, поэт, композитор, продюсер… Впрочем, легче перечислить то, чем Владимир Марус не занимается. По его словам, у него всё получается, есть всё, что нужно человеку для того, чтобы жить и получать от жизни удовольствие.

Вот уже довольно долгое время он опровергает устоявшиеся стереотипы. Например, восемь лет назад, когда жил в селе Козачьи Лагери Цюрупинского района, между делом насочиняв несколько десятков песен и снявшись раз пять в программе «Гитара по кругу», неожиданно решил поехать в Москву, посчитав, что Белокаменная без его гениальных произведений никак не обойдётся. Мудрые люди вертели пальцем у виска. Как это – не зная ни одного человека, не зная нот? Кто вообще его подпустит к звёздам? И тем не менее – через какое-то время он уже регулярно бывал в домах Ларисы Долиной, Маши Распутиной, Владимира Маркина, Вилли Токарева, Юрия Лозы, Николая Караченцева. Его песни часами слушали Сергей Жигунов, актёры Театра Сатиры, в частности Державин и Ширвиндт. Два года подряд как член команды Ларисы Долиной принимал участие в финале Песни Года в Кремле. Прекратил общение с этими людьми только потому, что стало неинтересно – начал петь сам.
Приехав же около шести лет тому в Херсон, не зная практически никого, не имея никакого образования, через полтора года стал редактором одной из самых популярных Херсонских газет. Ещё через семь месяцев (абсолютный рекорд!) – членом Союза журналистов Украины. И далее – по нарастающей: член Международной Федерации независимых журналистов, помощник начальника УМВД Херсонской области по информаци¬он¬ной политике, советник мэра и нескольких губернаторов по работе со СМИ. Это всё произошло как бы само собой. Работая на радио, сделал интервью в телефонном режиме почти со всеми звёздами Киева и Москвы. Даже с легендарным Севой Новгородцевым из Лондона!
И вот, пять лет назад, ещё работая редактором газеты, он вдруг решил свой 50-летний юбилей отметить на самой престижной площадке города – в драмтеатре. И за два месяца (что практически невозможно) было написано два десятка музыкальных аранжировок. В концерте принимали участие все заслуженные, народные артисты и популярные исполнители нашего города. Напомним, что о нотах Владимир знает только то, как они называются. Затем таких авторских концертов было ещё четыре.
Потом он написал тексты песен для театральной постановки «Мнимого больного», которые стали отдельными номерами и живут до сих пор. У него приятельские отношения со всеми, кто хоть что-то значит в этом городе, – будь то представители власти, бизнеса или культуры. И это при том, что у него есть, скажем так, не очень приятная привычка – первым делом в лицо людям честно говорить всё то, что о них думает.
Года полтора-два тому он записал в лучших киевских студиях, с лучшими столичными аранжировщиками ряд песен – и принёс их на «Взрослое радио Шансон». Там сразу сказали: «Ты больше никогда не пробуй петь. Песни у тебя просто супер, но голоса совершенно нет. Петь ты абсолютно не умеешь и теперь уже никогда не научишься. Так что выбрось из головы эту затею раз и навсегда».
Но вместо того, чтобы, как всякий нормальный человек, стать в позу непризнанного гения и за стаканом обличать предвзятых и непрофессиональных киевских снобов, – как он сам говорит, «упёрся рогом» и начал пахать как каторжный. Брал уроки вокала, учился петь, искал интонации, подачу. Днём работал как ведущий ряда пиар-проектов, чтобы заработать на фонограммы и записи (в Киеве запись одной песни с аранжировкой обходилась как минимум в 500-800 у.е.). Вкалывал и (по сей день вкалывает) с пяти утра и до поздней ночи, без праздников и выходных. А ночами работал над песнями.
Через год он вновь приехал на радио, но на него поначалу даже не хотели тратить время. Когда же уговорил послушать образцы новой продукции, долго смотрели как на инопланетянина. А потом говорят: «Так не бывает! В нашей практике это впервые!». И вот уже шесть песен в авторском исполнении пошло в ротацию. Потом он стал победителем Между¬народного конкурса «Песни, спетые сердцем», что объявляло «Взрослое радио Шансон» и как финалист пел на сцене столичного Дворца Спорта с ведущими звёздами России и Украины. И процесс продолжается…
Почему только шансон? Потому что из-за дефицита времени до других жанров просто не успел дойти. Правда, на спор с одним из херсонских исполнителей записал несколько украинских песен, и одна из них несколько месяцев занимала ведущие позиции в хит-параде «12 минус 2» на столичном радио «Промінь». А чтобы дойти до остальных Киевских FM-cтанций, нужно пробыть в столице хотя бы неделю. Такой возможности пока нет.
Почему мало авторских концертов в театре? Потому что это «удовольствие» вместе с арендой зала, света и звука «тянет» на… короче, много. А брать деньги с людей, которых приглашает, он не считает возможным.
У него написано несколько сот песен. На них нужно сделать музыкальные аранжировки, записать их в студии. Программа юмора на несколько часов, её тоже нужно делать. Есть детский мюзикл. Почему не выпускает диск? Чтобы его покупали, необходимо выпустить пару клипов на киноплёнке и несколько месяцев показывать их по всем центральным телеканалам. Это чтобы диск покупали. Или же рекординговая компания, купив права на диск, должна будет сама эти деньги – не менее 100 тысяч у.е. – вложить в раскрутку диска. То же самое и с выпуском следующей книги стихов и песен.
Но он продолжает свою работу. Вот жизненное кредо этого человека: «Всё у всех обязательно получится, если очень захотеть и упорно идти к намеченной цели. И цель нужно ставить на первый взгляд недостижимую. А достигнув её, моментально поднимать планку на ещё более недостижимую высоту. А достигнув… и так далее. И никогда не останавливаться».
Юлия Разумовская