современники > Гармаш Сергей

ГАРМАШ О ГАРМАШЕ


Кто не знает Сергея Гармаша — популярного актера, героя «Каменской» и «Бригады»!
А знаете ли вы, что В Херсоне живет еще один Сергей Гармаш? Нет, он не актер. Он — врач и хозяин косметического салона «Торнадо-. А еще — однофамилец и друг детства популярного киноартиста.
Специально для читателей журнала "Новый ФАВОРИТ» Сергеи Гармаш рассказал о своем знаменитом тезке — Сергее Гармаше.

Мы втроём были всегда очень дружны — вместе рыбачили, купались, знакомились с девушками, занимались парусным спортом. Парусный спорт только для непосвященного представляется эдаким элитарным и спокойным. В действительности это тяжёлая работа, и слабаки в нём не выживают. Когда даётся старт парусной регаты, каждый норовит вСергеем родились и выросли в Херсоне. У него есть ещё и младший ырваться из общей свалки, растолкав конкурентов. Соседи в азарте борьбы хватают «друг друга» за борта руками, пытаются оттянуть назад. Сергей, невзирая на личности, лупил таких веслом по рукам и не обращал внимания на угрозы. Он всегда шёл напролом и никогда ничего не боялся. Про Сергея можно было всегда с уверенностью сказать одно: настоящий мужик, человек слова и дела, на которого всегда можно положиться.
После школы он поступил в Днепропетровское театральное училище по специальности актер театра кукол. Окончив училище, пошёл в армию. А после армии с первой попытки был принят в школу-студию МХАТ.
Чтобы не просить у родителей денег, мы — я, тогда студент одесского института, Сергей и его брат Рома — каждое лето ездили на работу в заполярный Салехард. Салехард в то время был крупным портом на Оби. И мы там в основном грузили баржи и суда. Вместе с нами работали зэки из местных колоний, которых там было немало. Именно те зэки были люди довольно мирные и смирные. Во-первых, среди них было много политических. Во-вторых, очень длинные срока примиряли их и с лагерным начальством, и с жизнью, и с солагерниками. Часто мы грузили помидоры, которые прибывали с материка. А у зэков была замечательная рыба — муксун. И мы совершали взаимовыгодный обмен: помидоры на рыбу.
Однажды кто-то из портового начальства предложил нам разломать бревенчатое здание, стоящее на берегу. Пообещали за эту работу заплатить 5000 рублей — баснословная сумма по тем временам. Цена новых «Жигулей».
Однако необходимо было не только разломать, но и сложить отдельно брёвна, отдельно доски, отдельно шифер. Стали пробовать — и тут, наконец, поняли, за что нам пообещали такие деньги. Крепчайшие просмоленные брёвна были по-северному сбиты толстыми металлическими скобами. До нас дошло, что и за месяц мы не сможем сделать эту работу вот тогда Сергей и предложил: а что если здание зацепить тросом и развалить?
На моторке переплыли на другую сторону реки и за пять бтылок водки сговорились с командой мощного речного буксира. Те без разговоров сразу же согласились. Подошли к месту, в условиях полярной ночи завели буксир и резко дёрнули. Дом свалился в Обь и спокойно пошёл по течению. И только мы начали выражать по этому поводу бурную радость, как всё то, что с таким трудом стащили в воду, село на мель в двухстах метрах от берега. Елки-палки! Что делать? Но думай — не думай, а следы «преступления» заметать надо. Полезли в воду, опять завели трос и теперь уже окончательно стянули в воду то, что когда-то было домом.
На этом наши приключения не закончились. Когда пошли за расчётом, тот начальник, который нам должен был заплатить, по виду конченный «синяк», решил на нас сэкономить. Говорит: «Я вам заплачу не пять, а три тысячи». Мы с Романом были и этому рады. Однако Сергей на компромисс не пошёл. Он медленно и тяжело исподлобья посмотрел на руководящее лицо. Этот взгляд был настолько тяжёл и зловещ, что тот беспокойно заёрзал на месте. И тут Серёга со всего маху ка-а-ак шваркнет об пол рюкзак. А в рюкзаке были бутылки с вином. Бедный начальник так перепугался, что у него от страха начали трястись руки и губы. Тут же безропотно он выплатил нам всё, что обещал. Ох, и гульнули мы тогда...
Сергей хорошо аккомпанировал себе на гитаре, знал огромное количество песен и был желанным гостем в любом кругу. Когда своим хрипловатым голосом, сочно, прочувствованно и «с выражением» он пел: «Крокодилы, пальмы, баобабы, и жена французского посла», — равнодушных не оставалось. Поэтому в любой компании Сергей Гармаш был желанным гостем. А поскольку туда же, в северный порт, приезжали и студентки со стройотрядами, то понятно, что мы уж точно не скучали.
Сергей и в жизни всегда был артистом. Когда мы приезжали с севера, сразу покупали джинсы, кожаные пиджаки и шли в самый дорогой московский кабак. И нужно было видеть, как преображался мой брат. Как царственно, вальяжно-небрежно снисходил он до того, что позволял швейцарам и официантам обслуживать себя. Возле нашего столика всегда наготове стоял услужливый официант. Конечно, ради таких моментов стоило корячиться в вечной мерзлоте.
Безусловно, среди рафинированной интеллигентной московской артистической тусовки херсонский парень чувствовал себя не всегда комфортно. Но я не завидую тому, кто пытался как-то его укусить, подколоть или — не дай Бог! — попытаться его оскорбить. Однажды в компании одна такая шибко интеллигентная девица походя бросила: «Да, Гармаш, не играть тебе с такой внешностью графьёв». На что он тут же отвтил: «А мне то, что ты говоришь, до... Я всё равно графа сыграю». И таки сыграл. Правда, спившегося, в спектакле по пьесе Салтыкова-Щедрина «Титул».
Сейчас Сергей очень востребован, играет много и часто. Даже в немецком фильме снялся, с известной немецкой актрисой. Всю роль озвучивал сам, по-немецки. За этот фильм удостоен в Германии ряда наград, хотя сам он считает, что зарубежные артисты играют гораздо слабее наших.
И в сериалах он, на мой взгляд, не теряется среди совершенно неотличимых друг от друга бесконечных бандитов, мафий, разборок и криминальных авторитетов. В каждой роли ему удаётся быть самим собой, сохранить свою индивидуальность, свой шарм. И за это его зрители любят.
Кстати, не только рядовые зрители. Но и президенты. Александр Лукашенко очень хорошо относится к ним с Еленой Яковлевой — дал им в центре Минска по хорошей квартире. Плёнку для съёмок фильмов, по словам Сергея, он им в Белоруссию разрешил ввозить беспошлинно, что очень удешевляет картины. В Украину же за ввоз импортной киноплёнки пришлось бы платить столько, что снять картину у нас получается просто нереально. Поэтому у нас он не снимается.
В театре «Современник», где он давно работает, на его спектаклях побывали все его херсонские родственники, друзья и знакомые. У Сергея нет абсолютно никакой заносчивости, звёздности и ощущения собственной исключительности. Он доступен, доброжелателен, всегда готов прийти на помощь.
Фото из семейного архива Сергея Гармаша

Владимир Марус