Светлана Савицкая:

мир спасет добрая детская сказка

21 июня Херсон встречался с самой настоящей сказочницей. Москвичка Светлана Савицкая не только сама пишет (у нее 3 романа, полторы тысячи статей, более 450 сказок, около 600 стихов и больше 40 песен) – она председатель оргкомитета национальной премии «Золотое перо Руси». Она не только своими руками делает сказочных персонажей – она создает музеи сказок. А таковые есть не только в России, но и в Грузии, в Сербии, в Мордовии и в Украине. Вот и в этот день она открывала такой музей в цюрупинском детском доме, привезла в подарок своих кукол и проводила с детками мастер-класс. А еще Светлана Васильевна пообещала, что вскоре откроется еще один такой музей в Херсоне, успела встретиться с херсонской пишущей братией, рассказала о конкурсе «Золотое перо Руси» и вручила массу дипломов.
 
Светлана Васильевна, что нужно человеку, чтобы стать сказочником?
Сказки не заказывают, кого им выбирать, - как дети, они не знают, у каких родителей родятся. Лев Толстой написал множество романов, а практически перед смертью начал писать маленькие-маленькие сказочки для детей. И потом он сказал: «Я зря прожил жизнь. Надо было начинать с этого».
А вы начали правильно?
Сколько себя помню, говорить, писать сказки и стихи и петь их я научилась одновременно. Я бегала и пела такие смешные песенки-сказки.
Может ли сегодня в России писатель-сказочник заработать себе на жизнь сказками?
Ни в коем случае. Это невозможно. Бог не дает человеку два таланта. Ты либо бизнесмен - прекрасно работаешь с деньгами, либо художник - прекрасно работаешь со словом. Кстати, художник – это худой должник. Почему худой должник? Потому что беден. Почему беден? Потому что родился – и уже должен. Кому должен? Должен этому небу, должен солнцу, потому что это небо никто не напишет так, как он. Никто не напишет сказку за Андерсена, никто не нарисует «Девятый вал» за Айвазовского. У нас литераторам не помогают, книги не издают – у нас совершенно одинаковые с вами проблемы. Поэтому, чтобы выжить рядом обязательно должен быть хороший муж, который обеспечит покупку мелких деталей туалета.
У Вас именно такой муж?
Да, у меня муж полковник, кандидат технических наук, доцент, профессор. Я много лет сама была главным редактором газеты «Молодежь Москвы».
А как Вы открыли в себе талант сказочницы-кукольницы?
Музей сказок образовался случайно по инициативе Балашихинской администрации (я когда-то училась в этом городе), и я к этому подключила всех своих друзей. Первые музеи сказок – это подарки всех моих друзей: шкуры настоящего тигра и настоящего леопарда из Приморья, метеорит, упавший с неба, волшебные палочки из Кореи, летающие сандалики из Сербии, распустившийся цветок лимона во флаконе духов и много других сказочных интересных вещей, которые к моим сказкам дарили друзья. А моя подруга делала потрясающих кукол – в фарфоре, индивидуальных, у нее выставки были в Лувре. Я попросила у нее сделать куклу для моего музея сказок. Она сказала: «Хорошо, это стоит всего две тысячи долларов». И я подумала, что могу и сама сделать куклу. На самом деле, я очень благодарна ей за отказ, потому что я научилась делать своих кукол. Они у меня разные: есть куклы с головами и руками из фарфора, есть куклы из чулка, есть куклы из корня, есть куклочки из кожи, есть из тряпок – совершенно разнообразные. Так музей сказок наполнился еще и моими авторскими куклами. Потом я начала делать авторские куколки своим друзьям - денег особенно нет, а подарок шикарный. Поскольку по первому образованию я художник-график, портретное сходство мне всегда удавалось. Такие куклы были подарены Диме Халаджи, врачу Николаю Григорьевичу Ляпко, академику Потоцкому, Александру Николаевичу Бухарову, замечательной певице Евгении Лагуне. Мои куклочки сейчас находятся в 15 музеях сказок, в том числе и сюда я привезла 9 больших кукол и некоторое количество маленьких. В течение часа я рассказывала деткам, как с помощью простого чулка, ваты, ниток, иголок сделать голову кукле, как сделать ее из керамического пластилина, как связать носочек, как создать бумажную сказку. Они были счастливы и показали мне замечательные композиции из сказок. Я никогда не думала, что на колясочках можно танцевать. У них столько радости было на лице – они улыбались, как артисты, и рассказывали мне же мои сказки. Это сейчас у меня слезы на глазах – а тогда не было слез: я радовалась вместе с ними, не показывая, что мне их жалко. Спасет мир не красота – спасет мир добрая детская сказка.
С каким материалом лучше всего работается?
Вообще, мне как художнику нравится акварель – такая растечка, чтобы одной линией был выдан характер, движение души, внутренний мир сказки, портрета, пейзажа. Обычно художник делает либо динамику на статике, либо статику на динамике. А я люблю, чтобы была динамика на динамике. В моих акварелях должно быть все прозрачно, все должно двигаться, дышать и разговаривать с человеком, чтобы он мог в ответ написать что-то еще более интересное. Это как бы вызов собратьям по перу. Сказки и романы – это просто диалог с людьми, я просто так разговариваю. А что касается кукол, мне очень нравится керамический пластилин, потому что он достаточно податлив, мягок и очень быстро застывает. У него есть один недостаток: он очень тяжелый, поэтому и голова у куклы получается тяжелая. А если сделать крепкое тело с хорошей арматурой, проволокой, набить его хорошей крепкой ватой – тогда можно сделать достаточно тяжелую голову, обклеить ее натуральным кусочком кожи, приклеить натуральные волосы, сделать ресницы – и кукла действительно будет эксклюзивная, интересная, качественная и сможет соперничать с теми куклами, которые выставлены в Лувре.
Сколько времени нужно, чтобы сделать куклу?
Один час и всю жизнь.
У Вас, наверное, не только художественное образование…
Прежде чем стать художником-графиком, я окончила кондитерское училище, я мастер-кондитер. В 16 лет заняла 3-е место на московском конкурсе кондитеров. Потом было замужество, оно и сейчас продолжается, больше 30 лет. Трое детей - это, можно сказать, мое второе очень серьезное образование. Дети меня образовывают, они у меня получили высшее образование, и я горжусь ими. А по третьему я юрист.
А где же литературное образование?
Хочу вас расстроить: литературного образования не было ни у одного писателя. Ни у Андерсена, ни у Толстого, ни у Пушкина.
А нужно ли оно тому, кто хочет писать?
Обязательно нужно, но человек должен образовывать себя сам. Как сказали древние махатмы, никто тебе не друг, никто тебе не враг, но каждый человек тебе учитель. Учась на словах, на поступках, на движении, на диалоге, мы образовываем себя до самой смерти и, может быть, даже после.
Как можно принять участие в конкурсе «Золотое перо Руси»?
Конкурс объявляется каждый год 1 января, и до 1 сентября авторы могут загружать на сайт www.zperorusi.ru свои произведения – поэзию, прозу, очерки, сказки, статьи, но не более 10 страниц. После этого начинает работать жюри, определяя победителей в разных категориях.
А вы сами все это читаете?
Я читаю все. Когда сидишь перед монитором, перечитывая поступившие на конкурс произведения, такое ощущение, что с глаз сдирают шкуру. Зато помню каждого автора по произведениям. У нас на сайте публикуется очень много интересных людей. Например, Культяпов (наше «серебряное перо Руси») написал роман, в котором все слова начинаются на букву «П». На самом деле, это несложно – в словаре Даля буква П занимает целый том. Автор из Тольятти написал «Метахимию», у него таблица Менделеева в виде таблицы коловрата – вручили премию за самое умное произведение. Как-то два золотых пера, за прозу и за поэзию, присудили одной девушке. Были и курьезы. Как-то мы наградили Виталия Липика из Беларуси - Лукашенко, узнав об этом, назначил ему премию 500 долларов. А когда в прошлом году мы наградили гражданина Израиля, кое-кто даже возмущался: «Почему!?» Но если китайцы будут писать на русском языке, будет очень хорошо. Ведь конкурс пытается объединить русский язык и сделать его без границ.
 
Лариса Жарких
2010