Авраам Руссо: Не могу сидеть на месте


Авраам, Вы человек южный. Как Вы переносите зиму и холод? Не замерзли, когда ехали в Херсон?
Мы пешком не пришли – на машине, там печка есть. Говорят, что за последние несколько лет у вас такого холода не было. Мы были в Белоруссии, там также говорили, что за последние 20 лет холода не было такого. Наверное, это общее охлаждение везде. Но я в принципе не хожу по улицам. Я, конечно, чувствую, как люди в основном утром просыпаются, идут на работу, например, им холодно возвращаться вечером. К сожалению. Что делать?
Сейчас вам не холодно?
Чуть-чуть прохладно. Здесь у вас, я вижу, обогреватели работают. Я понимаю, что делать? В следующий раз с собой буду возить.
А что Вам нравится в Украине? Что-то Вам бросилось в глаза, что отличает нашу страну от других?
Естественно. Это как ключи разные. Одним ключом нельзя все двери открыть, у каждого замка свой ключ – и люди разные, и страны разные. Лучше спросить, чем отличается Украина от России, от Белоруссии, среди славянских стран. Я вам сразу скажу (это моя точка зрения, я вижу так): здесь люди более простые. Я все-таки живу в Москве, может, в других российских городах люди тоже проще. Здесь теплее народ, кухня гораздо вкуснее, с людьми найти общий язык гораздо быстрее, чем в Москве. И музыкальный вкус, я считаю, гораздо выше, чем в России. Почему? Потому что здесь более современный вкус, я это заметил с первого дня. Песни, которые в России стали хитом, здесь не хиты, и наоборот. Есть моя песня «Все пройдет», в России мы крутили-крутилии ее, всем нравится, хорошая песня, но не стала хитом, но на Украине она как хит прошла. И романс у меня есть «Я не люблю вас...» – просто суперпесня, суперроманс, замечательная – такая же история. Я считаю, что Украина более европейская страна, чем Россия, Россия – более восточная.
Вы так хорошо говорите по-русски, а какие украинские слова вы слышали, что вы запомнили?
Знаете, я не живу в Украине, но украинский язык понимаю. Когда люди говорят, я сразу пытаюсь понять, о чем, плюс-минус. Похожий язык с русским. Но говорить я не могу. Те же самые украинцы, которые живут в Украине, не все же говорят на украинском, может быть. А первая песня, которую я спел до того, как начал петь на русском, лет 6-7 назад, была украинской. «Червону руту» я пел.
Как-то Вили Токарев говорил, что когда 30 лет назад он уехал из России в Америку, не зная ни одного слова, не имея денег в кармане – он бежал от того, что ему не давали заниматься творчеством. А Вы с какими мечтами и планами ехали в чужую, неведомую страну?
У меня ситуация не как у Вили Токарева, я его знаю хорошо. Когда здесь был коммунизм, 90% народа сказали бы: «Мы хотим в Америку ехать», – потому что ситуация совершенно по-другому выглядела. А я жил на Кипре – это чисто европейская жизнь, и сложностей не было в моей жизни. Просто человек сам по себе хочет что-то изменить в своей жизни, что-то новое хочет. У меня тогда было предложение приехать в Москву. Для меня секрет был – эта страна, я ничего не знал ни про Россию, ни про Украину – вообще, про Советский Союз ничего не знал. Приехал, подписал контракт, отработал его, потом продлили контракт. И после этого человек, который приглашал, говорит: «Я хочу вкладываться в тебя», – потому что только в России есть понятие спонсор. Звукозаписывающая компания сама не записывает – нужно деньги платить. Он предлагал, а я не понимал даже такие вещи, проанализировал, говорю: «Попробовать всегда стоит». Попробовали, наняли продюсера. Естественно, были и сложности – это очень длинный путь, не один день: надо попробовать работать и работать. Есть сложности со стороны – и спонсоры, и продюсеры – очень большие головные боли. Я считаю, что все, что случилось, – это часть судьбы, часть чуда совершилась, и, естественно, часть – это мой талант, я старался. Я люблю работать, я трудоголик, как говорят. Не могу сидеть на одном месте, одно и то¬ же повторять – как на заводах работают с утра до вечера, одно и то же делают – я так не могу. Собрались вместе и создали такого Авраама Руссо.Все вместе работали – и получилась нормальная хорошая карьера. Но если один из этих ресурсов не работает – или неправильный продюсер, или неправильный спонсор, или неправильный талант – ничего не получится.
Вы не боялись рисковать?
Риск всегда существует. Надо думать, прежде чем рисковать. Если стоит рискнуть, тогда можно. Но все-таки Бог бережет. Сложно. Страна сложная сама по себе. В России жить – просто так жить и что-то сделать – невозможно практически. Вы лучше меня такие вещи знаете, какая ситуация. Но все-таки я верю в Бога. Только благодаря Богу случилось то, что случилось. И плюс – на плечах у нас есть голова. Мы должны иногда использовать наши возможности, работать, чтобы что-то делать. Иначе не получится.
Когда Вы стали популярны, наверное, появились в русском шоу-бизнесе завистники, которые могли бы Вам мешать?
До России тоже были такие случаи и, думаю, были и будут тоже и в России, и в других странах – если ты удачливый человек. Есть поговорка: чужие успехи людям неприятны. Даже завидуют друг другу. Я сталкивался с этим очень часто. Но что делать? Надо с этим смириться. У человека внутри есть зависть, есть любовь, есть страх – все это есть внутри нас. Были моменты, я тоже кого-то ревновал в моей жизни и завидовал – но все эти случаи были белыми, я смог контролировать себя. Мы работали, например, в одном клубе вместе, была звезда, а я не был звездой – я хотел стать звездой, как и он. Но никогда не завидовал черной завистью, когда стараются тебе палку вставить, чтобы ты сломался полностью – есть такие люди. И сейчас, я уверен, есть такие, я не хочу имена говорить. Даже с теми людьми, с кем я работал и перестал работать – они начинают ломать то, что сделано, чтобы я вообще исчез из шоу-бизнеса. Начиная от первого друга, который был – теперь он, наверное, первый враг.
У вас в Украине появились друзья, хорошие знакомые?
Очень много знакомых. Уже много. Организаторы стали друзьями – в Киеве, в Одессе. Как мы можем быть хорошими друзьями, если я в прошлом году 170 концертов отработал, 170 городов проездил? И когда встречаться, чтобы назваться хорошим другом? Надо дружить с человеком – идти гулять, пить, петь, танцевать. Правильно?
Ваш творческий проект с Кристиной Орбакайте будет иметь продолжение?
С Кристиной правильный шаг был – это 100%. Первая песня у нас была в «десятку», вторая песня хорошая, хитовая. А третья – уже был риск. Если сделать и не попасть в «десятку» – была бы катастрофа для нас. Лучше закончить на вершине, на пике популярности. Очень много концертов мы вместе работали, проездили весь мир практически, были в Германии, в Канаде, Америке, Израиле в совместных турах. И в Украине, и в России – везде. Закончилась история дуэтная, остались друзьями. И сейчас у меня есть новый проект с новой девушкой. Это русская певица, очень хорошо поет, милая на сцене. Ее зовут Иванна. Она поет лет 5-6, но ее не знают, она не знаменитая, не популярная. Пела раньше русские народные песни, а они очень непростые и требуют голоса, их петь гораздо сложнее, чем попсовые песни. Я с ней сейчас готовлю песню. Пишет песню Виктор Дробыш – тот же композитор, который написал песни для нас с Кристиной. Думал долго я, с кем можно работать, и выбрал его, потому что действительно он талантливый парень. Это самый свежий проект. Через 5-6 дней, дай Бог, записываем песню с ней – и начнем работать. Потому что дуэтные истории добавляют колорита в карьеру человека, и в этом случае девушке помощь нужна больше. Это хорошо сделать какой-то новый проект, мне самому это интересно.
Желаем Вам, чтобы проект удался. И хотелось бы услышать Ваши пожелания нашим читалелям.
Желаю вам всегда успехов, удачи, любви и благополучия во всем. Мир вашему дому. Живите мирно и любите друг друга. Я вас люблю и обожаю.
Тамара Муравицкая