ТАТЬЯНА НЕДЕЛЬСКАЯ: Пусть миром правит любовь

Она – жена большого человека. Большого в смысле таланта – а какими эпитетами можно нарисовать портрет несравненного Яна Табачника? Она родила ему троих сыновей и при этом сохранила 62-сантиметровую талию. Но все же многим из нас она знакома совершенно в ином качестве – как украинская певица. Сегодня наша собеседница – заслуженная артистка Украины и просто красавица Татьяна Недельская.

Татьяна, Ян Петрович как-то сказал, что для него семья важнее всего шоу-бизнеса вместе взятого. Вы в этом отношении с ним единомышленники?
Если бы какой-то глупец поставил на чашу весов карьеру и семью, и если бы у меня не было выбора, ничего бы не пошло в сравнении с семьей. Но я очень счастлива, потому что я живу с человеком, который очень мудр и опытен, с семьей, которая уважает мое пристрастие, мою работу. Многие мои коллеги работают, не покладая рук, просто на износ, уже ненавидят подчас свою работу, потому что им нужно содержать себя и свои коллективы. На сегодняшний день я работаю действительно в свое удовольствие, я очень избирательна в концертах и в гастрольной деятельности, потому что я могу себе позволить не работать. И это заслуга нашего отца, мужа моего, главы семейства Яна Петровича Табачника. У нас нет такого, чтобы семья страдала от работы, или работа страдала от семьи. Все очень гармонично – тьфу- тьфу – тьфу, чтоб не сглазить.
А что вас тянет на сцену? Ведь вы по образованию юрист…
Ян Петрович дал очень хорошее определение этой профессии. Он сказал, что это наркотик. Тот, кто хотя бы один раз вышел на сцену и попробовал, что это такое – он уже «на игле». Вот это и тянет. Я «на игле».
А вы помните свой первый выход на сцену, когда вы почувствовали: «Вот оно!»?
Да нет, это не связано с выходом на сцену. Я до сих пор каждый раз, выходя на сцену, очень переживаю и боюсь. У меня сердце обрывается от страха и волнения, честное слово. А вышел на сцену – и, слава Богу: вот оно. А перед выходом совершенно другие мысли.
Цветы-то любите?
Любая женщина любит цветы. Ну что ж я, ради того, чтобы быть оригиналом, скажу «нет»? Я люблю много цветов! А самые любимые – астры. Я Дева, и в мой день рождения астры дарятся просто ведрами – они стоят по 10-20 копеек. Они очень демократичны, и сделать приятное и выглядеть интеллигентным, воспитанным человеком может практически каждый – за 30 копеек, за гривну покупаете букет и дарите. Я астры ценю больше, чем огромные букеты роз. Часто цветы увядают на второй же день, поэтому я не люблю огромные декоративные букеты. Но после моего концерта в «Украине», когда мне Леонид Макарович Кравчук бросил к ногам огромный букет роз – просто бросил к ногам! – он у меня стоял полторы недели. Вы представляете! Я вернулась с гастрольного маршрута, смотрю – розы стоят! Как вчера подарили – с такой искренностью, с такой душевностью!
А из подарков есть такой, который запал в сердце?
Когда собираются последние средства на колечко или на сережки любимой, возможно, оно ценится по-другому. Мы же достаточно обеспеченные люди. Но я ценю подарки не менее, чем если бы они были куплены на последние средства. У меня есть кольцо, которое Ян Петрович подарил мне за первого сына – это бриллиант, по-моему, до карата. Но это самое ценное мое кольцо. В тот момент у Яна не было денег, он их собирал на колечко несколько месяцев. Хотя Ян Петрович дарит подарки очень широко и совершенно не обязательно к месту – просто так. А я ему в этом помогаю. Прихожу и говорю: «Мне понравилось это. Ты хочешь мне сделать подарок?». Но ему легко делать подарки для меня – для женщины украшения, сколько б ты ни дарил, не то что будет мало, а все равно приятно, их должно быть много, к любому платью. А вот что подарить ему – ума не приложу. У нас 1 марта будет юбилей…
Разве что… дочку?
Да нет. Он меня просит: лучше пой. Хотя мои старшие сыновья понимают: «Мама, давай сестричку». Старший - очень умный, толерантный, дипломатичный мальчик – очень хороший.
Вы родители строгие?
Ян Петрович – все дозволяющий, все разрешающий. Но когда кричит: «Таня!!!» – это он меня призывает, чтобы я во всеоружии вошла в спальню и поставила все на свои места. Бывает, конечно, что Ян Петрович даст пару шлепков по комбинезону – чтоб не было больно, но в принципе воспитательный и карательный орган в семье – я.
Часто ссоритесь?
В любой нормальной семье есть ссоры и перемирия. Другое дело, на какой почве это все возникает. У нас бывает на эмоциональной почве, но не бытовой. У нас могут быть вопросы, если дети ходят без тапочек, а остальное… Например, затянувшаяся критика перерастает в возмущение – то ли с моей, то ли с его стороны. Самое главное, что мы никогда надолго не затягиваем ссору – миримся минут через 10. За 10 лет жизни один раз мы затянули до утра – и как пережили эту ночь, вообще непонятно. У меня главенствуют слова: «И каждый раз навек прощайтесь, когда уходите на миг». Я очень боюсь (может быть, повзрослела уже), что наступит такой момент, когда буду вспоминать нынешнее время с какой-то горечью и завистью: как мне было хорошо. Поэтому я стараюсь жить сегодняшним днем. Я мечтаю о том, чтобы сохранить все, что у меня есть сегодня. У меня дети живы-здоровы, отец, мама, рядом со мной жив и здоров муж любимый, мы не бедствуем, живем в достатке, занимаемся любимым делом. Что еще можно желать?
У вас с Яном Петровичем большая разница в возрасте. Это не смущает родных и близких?
Моя мама, как только узнала, это было лет 12 назад, сказала: «Аби тебе було добре». Она никогда не вмешивалась в мою жизнь. Близкие, которые стали нашими общими друзьями, – я не копаюсь в их душах. Если у кого-то и возникают какие-то вопросы, я им советую так же «обманывать» своего мужа, рожая ему детей и так же верно служить ему. Есть еще глупцы, которые говорят: «А, тут не все просто…» Конечно, не просто так – родить троих детей, прожить 12 лет, мириться, чем-то жертвовать.
А как все же вам удается, родив троих детей, сохранить талию модели?
А мы с Яном Петровичем кушаем через раз (смеется).
Посадили любимого мужа и себя на строгую диету?
С нашей работой не особо посидишь на диете. Для нас самая главная диета – когда ты дома: ты можешь себе приготовить кашку, овсяночку… Но для меня первое и главное блюдо – это борщ. Есть борщ – значит, есть в доме что покушать, все остальное не имеет значения. А вообще, у женщины в 30 лет легко спрашивать, в чем секрет молодости и красоты. А вы спросите у меня это же и сделайте комплимент, когда мне будет 60 – и я скажу вам спасибо за это. А сейчас я принимаю все как должное, потому что ничего в этом особого не вижу. Просто нужно очень хотеть, чтоб тебя не разлюбил муж, чтобы тобой восхищался, чтобы ты не терял марку как исполнитель, как певец. Хотя я знаю массу певиц, которые не обладают шикарной фигурой, но владеют умами и сердцами миллионов. Хотя в данном случае для меня это важно, поэтому я себя держу в руках, но особо не «зацикливаясь» на этом.
А что делать, чтобы муж не разлюбил?
Родить ему троих сыновей.
Тогда напоследок – Ваши пожелания всем женщинам.
Любви. Чтобы во всей этой круговерти, которую, в основном-то заваривают мужчины, оставалось место для нас, для женщин и чтобы наконец-то любовь начала править миром.
Лариса Жарких