интервью > И - Иоанн, Искандарова... > Искандарова Наркас

Наркас Искандарова – режиссер или террористка?

С Новым московским театром херсонский зритель, можно сказать, знаком уже хорошо. Два года подряд этот яркий коллектив с радостью приезжает на наш фестиваль «Мельпомена Таврии», и каждый раз их спектакль не оставляет зрителей равнодушными. В прошлом году их постановка «Пел соловей, сирень цвела…» (о войне) сорвала бурю аплодисментов, хотя… хотя, честно говоря, опасения, что получится ура-патриотическое и безумно патетическое действо, были. Помним-помним советскую пропаганду. Но даже ребенок, от которого военная тема весьма и весьма далека, признался, что именно этот спектакль понравился больше всего (даже после просмотра заведомо беспроигрышного и зрелищного «В джазе только девушки», признанного лучшим на прошлогоднем фестивале).
В 2007 году москвичи привезли фантастическую драму «Зверь». Действие происходит в далеком будущем, вероятно, после ядерного взрыва. Оставшиеся в живых существа ищут себе подобных, находят не похожего на них Зверя – более умного, более приспособленного к жизни... Но его, в конце концов, отвергают – ради того, кто похож на них больше, ради глупого, трусливого, низменного и похотливого. Такая вот антиутопия. Хотя, по большому счету, это не фантастика, это о сегодняшнем дне. О своих и чужих. О серости и личности. Об уродах и человеках. Режиссер обоих спектаклей Наркас Искандарова (в «Звере» она выступала вторым режиссером, режиссер-постановщик этого спектакля – художественный руководитель театра Вячеслав Долгачев).

Наркас, чем обусловлен выбор материала для фестиваля? Большинство театров стремятся привезти спектакль, в котором задействовано минимум актеров и декораций, а Вы размахнулись не на шутку – автомобили на сцене…
С декорациями нам помог херсонский театр. Машины – это со свалки, с вашей, весь «мусор» на задней части – тоже херсонский, манекены тоже ваши. Наши только реквизит – то, что на переднем плане.
Настроение Вашего спектакля очень совпадает с настроением большинства фестивальных показов – какой-то безысходный пессимизм…
Я не видела других спектаклей на фестивале, не могу ни с чем сравнивать. Но в Москве в воздухе витает национальный вопрос. Я думаю, что у вас тоже витает…
???
Может, у вас об этом громко не говорят, но у нас - скинхеды. Я сама не русская, и тоже сейчас сталкиваюсь с этим. Даже на границе, когда мы ехали в Херсон, были проблемы с таможней из-за моей национальности – уж не чеченская ли я террористка. Вопрос ставится ребром: или ты чужой, или ты свой. Поэтому, мне кажется, об этом говорить надо. И публика реагирует очень хорошо, везде нас хорошо принимают. Мы всегда волнуемся, как примут на сей раз, но каждый раз одерживаем победу.
Наша публика Вас не разочаровала?
Нет, зрители реагировали правильно - в тех местах, в которых нужно. Все, мне кажется, прошло замечательно и удачно.
Как спектакль создавался?
Репетиции шли долго, мы сначала изучали невнятную речь, пытались говорить неправильно. Ведь это даже не больные люди, нам нужно было придумывать свой язык. Потому что, где же мы возьмём облученных людей, которые странно говорят, странно себя ведут, странно думают? Мы больше работали над формой, а по сути, в принципе, пьеса очень простая. И мы старались заполнять её именно фактурой.
И как долго она у нас в репертуаре?
Это недавняя премьера, вышла у нас прошлой осенью. Мы целый сезон ее играли.
Ваш театр не похож на другие. Вы изобретаете какой-то новый стиль?
Мы ничего не изобретаем, мы стараемся следовать системе Станиславского и Михаила Чехова и как бы быть «в реальности». В художественной реальности. Мы не стараемся ничего изобретать, что так любят молодые (и не молодые) режиссеры, мы не выпендриваемся всякими штучками-дрючками, мы стараемся работать по системе. Я не знаю, насколько нам удаётся это, но пока, кажется, что удаётся.
В театре много актёров?
Было 30 человек, теперь состав пополнился до 40-45. В этом году мы взяли молодых артистов.
Некоторые театральные режиссеры (даже не столичных известных театров) считают, что очень мешает театру кино, оно развращает артиста. А в Москве, где киноиндустрия развита значительно лучше, чем у нас, сталкиваетесь ли Вы с такой проблемой?
Актриса, игравшая Дочь - Виолетта Давыдовская недавно снялась в главной роли в историческом фильме у Хотиненко, сам фильм выйдет в январе. Она была на начальной стадии репетиций «Зверя», потом мы её отпустили на съёмки, и она вновь включилась за две недели до премьеры. Как видите, она хорошо играет.
Просто замечательно!
А вместо неё репетировала наша студентка, но ей пока не удалось взять такой большой объём. А Виолетта справилась несмотря на съемки. Мы отпускаем своих артистов сниматься в кино и не считаем, что это развращает, потому что наши артисты знают, в каких фильмах сниматься. У нас артисты не снимаются в чём попало.

Лариса Жарких
Фото Игоря Бойченко
2007