Астрая: Я не люблю играть с судьбой


Астрая… Как к Вам нужно обращаться – Астрая или Алена?
Астрая, конечно. На сцене я Астрая. Меня даже дети в подъезде называют тетя Астрая. С одной стороны, смешно, но я привыкла.
Говорят, когда человек берет новое имя, в его жизни происходят чуть ли не мистические перемены. С Вами такое случалось?
Разве что когда я была Аленой Петровой, меня знали только мои друзья по Киеву, а когда я стала Астраей, меня узнала вся Украина – это говорит само за себя. Я верю, что это имя приносит мне какой-то успех, и несмотря на то, что на сцене говорит за нас наша работа, имя тоже дает какую-то энергетику и помогает.
Не было мысли изменить имя и в паспорте, как Тина Кароль?
Нет, не было. Знаете, есть какие-то вещи, которые человек не может объяснить. Мы можем это называть судьбой, Богом, какими-то силами – и не стоит с ними заигрывать до такой степени. Действительно, за границей или когда ребенка крестят, дают еще второе имя – считается, что это оберегает его. Но полностью, в корне поменять – нет. Я считаю, что Астрая – это сценическое имя, это может быть вторым именем, но стать только Астраей я не рискну, я не люблю играть с судьбой.
Астрая и Алена – это разные люди или один и тот же человек?
Я ценю естественность на сцене, поэтому, безусловно, присутствует какая-то игра – но это я в предлагаемых обстоятельствах. Мне нравится, когда песня несет отпечаток личности исполнителя. В каждой песне есть частичка меня, есть небольшие автобиографические нотки, и, наверное, какая я в жизни, такая и на сцене. Мне не нравится, когда люди на сцене и в жизни совсем разные – значит, где-то есть фальшь. Мы же не в театре, когда артист вживается в роль.
Вам удается оставаться самой собой, потому что поете песни, в основном, написанные Вашим мужем, Геннадием Татарченко?
Не только. Вот песня «Папа¬рац¬¬ци» была написана для меня Мирославом Кувалдиным – это популярный ведущий М1, Министр-премьер, бывший музыкант группы «The Вйо». «Ромашка», «Песня соловья» – мои песни, «Степа» – песня Гены Крупника. Я не хочу зацикливаться только на своем муже. Тем более, как это ни странно, но я считаю, что лучшие песни для меня написал не мой муж, а его лучшие песни были спеты не мной. Меня часто спрашивают, тяжело ли вместе жить двум творческим личностям? Безусловно, тяжело, и у него в отношении меня, несмотря на то, что он меня обожает как артистку, все равно есть некий штамп Астраи как жены, как матери, как женщины – поэтому как-то «не попадаем».
Неужели Астрая в душе домохозяйка?
Нет, никогда бы сидеть дома не смогла, Боже упаси. Но дом люблю. Для артистов безумно важно, чтобы был тыл. Хочется приехать, чтобы тебя ждали, хочется съесть что-то вкусненькое, хочется, чтобы было в квартире уютно, убрано. Ведь мы часто бываем на гастролях, живем в гостиницах и, поверьте, в разных гостиницах, выступаем и в дождь, и в солнце – и когда приезжаешь домой, хочется, чтобы было «семейное гнездышко». Может быть, это по-мещански, это банально, но мы настолько публичные люди, что дома хочется этого самого гнездышка.
А кто помогает создавать этот тыл? Ведь обычно жена стоит за спиной мужчины.
К сожалению, мы оба творческие люди. Гена является не только композитором, но и моим продюсером, иногда и функции звукорежиссера выполняет, поэтому нам в этом плане тяжело – тянем, как можем, сами. Дома ждет ребенок десятилетний, Кирилл, – он остается или с мамой, или с подругой – кто сможет, тот и подхватит.
Ребенок не собирается пойти по родительским стопам?
В некоторой мере, уже идет. В музыку он как-то не пошел. Он у нас учится в детской академии искусств на театральном факультете. Вы его могли уже видеть в моем клипе «Україна туристична»: в самом начале маленький эпизодик – мальчик с гитарой. Его фрагмент снимали полчаса, и эти полчаса его работы свелись к двум секундам на экране – он страшно обиделся: «Я не понял, почему меня так мало?» Он играл эпизод в театре Франка в пьесе «Братья Карамазовы». Пришел и спрашивает: «Мама, как ты думаешь, какую роль мне поручили – нищего или студента?» Я говорю: «Конечно, нищего», – он у нас такой худенький, маленький. Он говорит: «Правильно». В прошлом году возобновилась Генина рок-опера «Белая ворона» в антрепризе Бенюка и Хостикоева, там первые 5 спектаклей была сцена с детьми, и Кирилл тоже там засветился. Так что он у нас человек творческий, а как там будет и кем он будет… Для меня важно, чтоб он умел зарабатывать деньги – это очень важно для мужчины – и чтобы он работу делал с удовольствием. Мне кажется, творчество должно присутствовать и у журналиста, и у врача, и у учителя, и у политика.
Вы впервые в наших краях?
В Лазурном не была, а в Херсоне выступала. Более того, знаю человека из Херсона – это Саша Книга, директор вашего театра. Он учился актерскому мастерству и режиссуре у моего педагога в Киеве Нелли Антоновны Бученко, и это имя, Саша Книга, нам очень часто приводилось в пример. Я даже специально пришла познакомиться: «Вы случайно не Саша Книга? Понимаете, последний год учебы я провела с вашим именем на слуху».
Чем Вы планируете порадовать своих поклонников?
Планов очень много. Хочется снять клип на песню «Папарацци». У меня на пороге выпуск нового альбома. Перевозобновляется вторая рок-опера Геннадия Татарченко «Мистер Сковорода», которая делается на базе Киевского областного училища культуры, режиссер-постановщик – Николай Красницкий, меня пригласили там играть одну из ролей. Есть предложения с телевидения быть ведущей одной программы – но все это в стадии переговоров. И, безусловно, концерты.
В Херсон собираетесь приехать?
Обязательно.
Лариса Жарких

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.