Валерий Анисенко: Вот они – новые формы!

Одно из самых ярких впечатлений на последнем фестивале «Мельпомена Таврии» произвела чеховская «Чайка», сыгранная актерами Республиканского театра белорусской драматургии на природе – на базе зеленого туризма «Чумацька криниця». Вместо декораций – природа: лес, солнце, небо, ветер... Плюс плетеная мебель. Плюс качели и «свежепоставленная» сцена, на которой и разворачивается часть событий, – и вот она, такая неповторимая и завораживающая чеховская атмосфера…
Результат – театр побил свой собственный рекорд, привезя домой целых пять дипломов с нашего фестиваля (да и раньше без наград белорусы домой не возвращались, причем среди них не одно Гран-при). Казалось бы, к наградам белорусские актеры привычны: и театр в мире известен, и многочисленных престижных наград международных фестивалей театрального искусства у них хватает. А все равно радости не было предела!..
И как здесь было не поговорить о спектакле с его создателем и «хозяином» (ведь именно на его даче и состоялась премьера «Чайки» - ровно 2 года назад, в день его 65-летия) – руководителем театра, режиссером и актером (он же исполнитель роли брата Аркадиной - Петра Николаевича Сорина) Валерием Анисенко.

(Досье)

Ныне заслуженный деятель искусств и лауреат Государственной премии Республики Беларусь Валерий Анисенко начинал свою карьеру актером в 1965 году, с 1979-го работал режиссером в белорусских театрах и на радио, с 1997 года - профессор Белорусского университета культуры, с 2000 года - директор и художественный руководитель Республиканского театра белорусской драматургии. За 4 года он фактически создал новый театр с оригинальным и узнаваемым творческим почерком – театр ищущий, яркий, интересный - такой, каким мы его знаем сегодня.
Как режиссер-постановщик Валерий Данилович поставил около 20 спектаклей в Беларуси и других странах, также он известен как постановщик художественных и документальных телефильмов. Любители же сериалов могут узнать в нашем визави и такого персонажа, как олигарх Игорь Меркулов из сериала «Месть».

Валерий Данилович, Ваш «дачный» спектакль уже вошел в репертуар театра?
У нас сделано два варианта – на пленэре и в театре. Когда мы впервые сыграли «Чайку» у меня на даче, то взорвали Минск, потому что такого там еще не было. Но играем мы спектакль и в стационаре, в декорациях – в нормальном классическом решении.
На пленэре работаете исключительно «для души» или зрители тоже приходят?
Приходят - 150 человек.
И все - на даче?
Да. Более того, после спектакля я накрываю стол, и они еще имеют закуску.
«Херсонский» вариант отличается от Вашего «дачного»?
Здесь мы играли днем, а у себя спектакль начинаем вечером и закачиваем часам к 11. Там фонари театральные проведены, есть свет – и на фоне ночного звездного неба получается фантастическое зрелище.
А как вообще пришла идея поставить спектакль на природе?
Да все идеи давно в воздухе витают. Как-то журналист нашей центральной газеты попросил у меня взять интервью, и я согласился – ради трех фраз, которые принципиальны для жизни театра. Вышла большая статья «Крестьянин в бабочке». Я утверждаю, что я крестьянских кровей, я деревенский парень – 50 лет уже в городе. Но основополагающие моменты жизневосприятия, отношения между людьми – они заложены во мне тем временем, тем поколением. Сегодня очень много суеты и якобы открытий – но все это уже было, было, было…
И как Вы относитесь к разного рода театральным новшествам?
Ими сегодня увлекаются многие, особенно тем, что с Запада идет – формы и прочее, и прочее. Я же говорю: читайте Мейерхольда, Таирова, Вахтангова. Все уже было. Просто каждое время открывает что-то для себя. Но все равно в основе профессии остается человек, умение уйти вглубь, придумать, сродниться с персонажем – это то, что когда-то великая школа Станиславского проповедовала. Сейчас от нее благополучно и быстренько отказываются - и напрасно, потому что основа именно в этом. Много есть разных форм, но я своим актерам говорю: если вы освоите психологический театр, его глубины – вы сыграете все, что угодно – любые «измы». Любые. Мои актеры это демонстрируют. Вот меня спрашивают: «Сколько времени вы репетировали?» Два часа. Мы приехали сюда за два дня до показа «Чайки», но репетировали только два часа. Мои актеры уже приучены к этому. Я прихожу, говорю: «Ребята, осваивайте пространство», - и они начинают - это, это, оттуда выскочили, оттуда. Они уже знают, как это делается.
Кроме как у себя на даче и у нас на базе «Чумацька криниця» где-то еще играли «Чайку» на природе?
Да, в Бресте на фестивале «Белая вежа». Играли вообще в парке - а там внизу лес, река, а там - мостики, а там - лодки. Я тут же Нину Заречную посадил в лодку, и она плывет на свидание к Косте в лодке. Еще микрофончик, все слышно… Вечер, темнеет, и таинство погружения в эту атмосферу происходит на глазах, и все, извините за слово, балдеют… В этом есть и занимательность. Но я принципиально рад, что сегодня диплом за лучшую мужскую роль фестиваля получил наш Денис Паршин, который играет Треплева. Ведь это немножко другой театр - на природе. Здесь все мешает, казалось бы – и все помогает. У меня на даче то собака залает, то поезд пройдет. Здесь вдруг песок поднимается, залепливает всех. Или в монологе Нины пошел вдруг какой-то воздух, ветер… Это все, как я говорю, входит в состав блюда. И это замечательно. Ваш Александр Андреевич Книга - гениальный совершенно организатор, потому что то, что он придумал вот там, на пленэре, это имеет и будет иметь продолжение. Обязательно. Более того, театры, узнав об этом, будут сами ставить что-то подобное. Как нигде вчера прозвучала фраза Треплева: «Нужны новые формы». Вот они – новые формы!
А новые формы западного образца, брехтовскую манеру вы приемлете?
Все, что угодно! На Олимпе много пустот. Он ждет нас. Кто-то берется – тот и берется. Решать жизни, зрителям и прочая, и прочая… Должны быть высокие цели, безусловно. Я вот, несмотря на мои «175 лет», по-прежнему остаюсь романтиком. Сегодня у меня был крупный разговор с актрисой, с нашей замечательной актрисой – говорили о строительстве, о ситуации внутри нашего коллектива, и она сказала мне: «Вы романтик!» Может быть, в этом мой недостаток, но я не могу изменить себя. Я прожил жизнь, я очень дорого заплатил за сегодняшний успех в жизни профессиональной – очень-очень дорого, у меня очень богатая биография. Я создал один театр 30 лет назад, Театр киноактера – и меня уволили по статье, нашли какую-то глупую статью. А на 30-летие меня позвали в театр, я приглашен был, и, конечно, я счастлив, что дитё выросло, дитё существует. Потом я очень много занимался радиотеатром, на моем голосе выросло несколько поколений, меня и узнают иногда просто по голосу. Помню, отдыхаю в Риге в санатории, говорю: «Продайте мне соли, пожалуйста», - мужчина поднимает глаза: «Так это вы!?» - «Я». Но не обо мне лично сейчас речь - я к тому, что то, что мы делаем, чем мы занимаемся, то, что на площади сейчас стоят тысячи людей – это не проходит бесследно. Там, в толпе, где-то мальчик на плечах у папы видит это чудо, и оно потом откликнется ему дальше в жизни, и это определит его жизнь. Ноосфера – как когда-то назвал это все великий Вавилов. И надо идти по жизни с радостью во всем (я же говорил, что я романтик). Идти вопреки. Наверное, в этом и есть смысл жизни.
Как чувствуете себя в Украине? Есть ли какие-то отличия в жизни театров в Беларуси и Украине?
Да нет, в принципе. Это же одно пространство. Просто вы большие – вас 50 миллионов, а нас 10. Но не поставишь границ Вашему Ступке или Роговцевой. Не поставишь. Мы учимся, мы знаем, мы чувствуем какие-то маленькие особенности, но самое главное - мы ведь много ездим. За последине 10 лет, которые я руковожу театром, мы проехали примерно 50 фестивалей – это много. Мы самые выезжаемые. Меня не очень любят директора минских театров, потому что им акетры всегда говорят: «А вот Анисенко же возит!..». А эти сидят. Как я езжу – это уже мои тайны. Но мы ездим, общаемся, видим, мы живые, мы открытые, и это очень воспитывает мою труппу. И это замечательно, что у вас расширяется география, что это не только украинский фестиваль - это важно, очень важнго, чтобы местечковость уходила. Мы же в Херсоне заработали авторитет. Мне даже пришлось отказаться от двух других фестивалей, потому что я понимаю, что здесь на нас уже рассчитывают.
Валерий Данилович, признайтесь, а не планируете ли Вы поставить еще какой-нибудь спектакль вне театральной сцены?
Я сейчас репетирую «Дядю Ваню» - и с удовольствием сыграю его там, на пленэре, на даче. Премьера - 5 июня.

Лариса Жарких
Фото Игоря Бойченко
2011